Запись на тренировки
Заполните форму и мы с вами свяжемся для консультации и записи на занятия
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности

Какие виды фехтования знали древние мастера?

Казалось бы, фехтование это фехтование и все тут. Вышел – нанес – молодец. Но в этой простоте скрывается некоторое коварство. Для нас, современных, не секрет, что наносить можно очень по-разному – в легкий контакт обозначить укол пикой по незащищенному доспехом участку тела, моделируя правильную войну на ЛХ-маневрах или обрушить весь вес алебарды и собственного организма на шлем бойца, цепляющегося за вашего одноклубника в надежде удержаться на ногах, или уколоть так, чтобы федер согнулся на заявленные производителем 95 градусов или придержать занесенную над открывшейся шеей рапиру – мы знаем это. А знали ли древние? Бой на турнире и судебный поединок были одинаково жестоки и кровавы? И были ли?
Оказывается, уже в первой строфе учения Лихтенауэра разграничиваются два вида боя, каждый из которых, при этом, требует трезвой рассудительности :

Будь это всерьёз (ernst) или понарошку (schimpf),
сохраняй светлое сердце,
но не будет самонадеян.
[MS_3227a 18r.ii]

Комментариев к этой строфе в Hausbuch мне найти не удалось, но заметим, что противопоставление терминов ernst и schimpf позволяет нам представить, что поединок мог восприниматься древними не всегда однозначно. Так же ernst и schimpf упоминаются в фехтбухе Gladiatoria (MS Germ.Quart.16) в разделе про баклер и венгерский щит и у Ганса Тальхоффера в издании 1459 года (MS Thott.290.2º), где он объясняет, что в случае серьезного боя, лучше никому не говорить о том, что у вас на уме, чтобы никто не смог подсказать противнику, как против вас действовать [MS Thott.290.2º, Fol.1V].

Кроме того, привлекая параллельные источники, я обнаружил несколько пояснений по этому поводу у мастера Фиоре, оставившего нам один из первых иллюстрированных и подробных учебников по искусству боя. И во вступлении своей книги «Flos Duellatorum» (MS Ludwig XV 13) он приводит следующие слова:

«Более прочих был я осторожен среди Мастеров Оружия и их учеников. И некоторые из этих мастеров, что были завистливы, вызывали меня на поединки с острыми мечами в одних только военных куртках, без всякой защиты, кроме пары кожаных перчаток. И это происходило из-за того, что отказывался делиться своим искусством. Пять раз мне приходилось сражаться таким образом и пять раз, к своей чести, я вынужден был сражаться в незнакомых местах, без родных и друзей на моей стороне, не доверяя никому, кроме Бога, моего искусства, меня самого и моего меча. И по милости Божьей, я защитил себя с честью и без ранений» [MS Ludwig XV 13 Fol. 01V].

Здесь речь идет пожалуй о самом прямом применении оружия в контексте бездоспешного боя – с намерением нанести рану, при этом, судя по всему, без свидетелей. Учитывая большой объем материала фехтбухов, посвященный именно таком виду боя, когда бойцы сражаются на равном оружии и не носят доспехов, можно предположить, что такое могло случиться с каждым, кто учился фехтованию, и что такой бой, видимо, является предельным показателем искусности бойца. А далее Фиоре говорит о таком виде боя:

«Я говорю своим ученикам, которым придется сражаться в ограде (combatere in sbarra), что бой в ограде намного безопаснее, чем бой на мечах в одних только военных дублетах, потому что в сражении на мечах без защиты, даже единственный пропущенный удар может быть смертельным. Так же в ограде вы можете получить множество ударов, и при этом выиграть поединок. И еще важно то, что в ограде трудно погибнуть, получив удар. И зная это, я бы согласился трижды выйти на бой в ограде, чем единожды согласиться на бой с острыми мечами. Теперь я должен добавить, что человек, который должен сражаться в ограде, должен быть защищен своим знанием искусства боя, и иметь все возможные преимущества, но если ему не достает смелости, то он может скорее повеситься» [Fol. 01V].

Что же такое бой в ограде? Скорее всего имеется турнирный поединок, проходящий в доспехах и с некоторой долей контроля – маршалом или судьями. Действительно, погибнуть в таком бою довольно сложно, тем более что доспехи к XV веку доходят до максимальных показателей защищенности, при этом и сам Фиоре в своей книге рисует белые доспехи, полностью закрывающие тело и показывает, как можно им противостоять [спойлер: открывать забрало и совать туда всякое, либо брать на залом и бросать в разные стороны]. Итак, если ваш поединок не насмерть, вы сражаетесь в ограде и вы в доспехах – это очень похоже на современный турнирный бой. Так же Ганс Тальхоффер упоминает бой в ограде «in den schrancken» [Fol. 09V], пи котором присутствует так же тренер бойца, который дает тому последние наставления, и священник, который благословляет обоих бойцов.

Далее Фиоре переходит к описанию содержания книги, где также оговаривается насчет борьбы: «Я начну с борьбы (Abrazare), которой существует два вида: борьба для удовольствия (solaço) и борьба гневная(da ira), под которой я имею ввиду поединок насмерть, в которой требуется применять всю хитрость, коварство и порочность, на которою только способен. Я буду говорить о смертельной борьбе, и показывать вам шаг за шагом, как защититься против самых известных захватов и приемов и бороться за свою жизнь» [Fol. 01V]. И вот, мы видим, что мастер разделяет два вида боя, бой, в котором вам грозит нешуточная опасность и нужно побеждать любыми способами и бой, проиграв в котором вы не рискуете ничем.

Итак, мы получаем несколько очень важных терминов, которые могли помочь нам понять, как представлял себе применение оружия тот, кто им пользовался и зарабатывал на жизнь. Solaco и de ira или ernst и schimpf очень четко разграничивают игру и битву, проверку навыков и борьбу за жизнь. Такой подход к проблеме и внимание к тому, чему нас пытаются научить фехтбухи, в какой момент они говорят о смертельном риске и в какой о дружеской игре, позволит нам лучше понимать контекст приемов и ситуаций, описываемых мастерами.
11 июня / 2017
Made on
Tilda